Действительно ли уровень нищеты и бедности в Туве можно назвать удручающим?

Автор: IT отдел 04.03.2019

Российский инвестиционный форум, проходивший в середине февраля в Сочи – площадка, на которой вопросы экономического развития страны обсуждаются всесторонне, без прикрас, открыто. 
Призывая экономический блок кабинета министров серьезнее включиться в работу над задачей снижения бедности в стране, Татьяна Голикова привела статистику бедности, сделав акцент на низких показателях Тувы, что вызвало широкий резонанс, особенно в нашей республике.
Конечно, для нас, для простых граждан Тувы горько было слышать о нашей «беспрецедентной» бедности из уст высокопоставленного чиновника, заместителя Председателя Правительства РФ.
Да, мы знаем, для Тувы эта проблема не нова. И власть, и общественность, я бы отметил, прогрессивная общественность, ведут работу для обеспечения достойного уровня жизни всем слоям населения республики. И в этот трудный период пытаются консолидировать общество на решение проблемы.
Однако, нашлись люди, которые решили использовать упоминание республики в таком негативном контексте как оценку федеральным центром действий правительства РТ. Воспользовавшись острым вниманием к вопросу, отдельные политики в срочном порядке пошли в «наступление» и занялись критикой деятельности правительства.

Вот такой заголовок нам попался «ПРИ НЫНЕШНЕЙ СТРАТЕГИИ РАЗВИТИЯ БЕДНОСТЬ В ТУВЕ НЕ ПОБЕДИТЬ!». Состоятельность такого заголовка, и содержательность статьи мы попросили прокомментировать депутата Государственной Думы I созыва, кандидата химических наук, Заслуженного деятеля науки РТ, Члена Постоянного форума ООН по вопросам коренных народов (2014 — 2016), автора более 200 научных работ, Аракчаа Кара-Кыс Донгаковну.

Здравствуйте, Кара-кыс Донгаковна. Действительно ли уровень нищеты и бедности в Туве можно назвать удручающим?

Здравствуйте, нужно сразу договориться, что иллюзий мы питать не будем. Проблема действительно есть, и она достаточно остра для Тувы, однако не могу согласиться с подобным заявлением автора статьи, который охарактеризовал уровни доходов населения, нищеты и бедности в республике как «крайне удручающими».
Для начала нужно разделить понятие бедности и нищеты.
Нищета – это абсолютная бедность. Это, когда у человека нет абсолютно средств к существованию, когда человек живет подаяниями. Это определение классиков (см. словари Даля, Ожегова). С социально-экономической точки зрения – это тяжелая нехватка базовых потребностей: продовольствия, питьевой воды, санитарии, охраны здоровья, жилья, образования, информации. Нищета – это не только отсутствие доходов, но отсутствие доступа к социальным услугам. Поэтому, говорить, что у нас в Туве есть нищие – в корне не верно. Нищета – это серьезная проблема стран третьего мира. А наша проблема – бедность. Но не только в Туве, и не только в России. Эта проблема, которую ежегодно поднимают в стенах ООН, в том числе и на площадке Постоянного Форума по вопросам коренных народов.
Бедность – состояние нужды, нехватка жизненных средств, не позволяющих удовлетворить насущные потребности индивида или семьи.
В настоящее время в аутсайдерах по уровню бедности оказались не только мы, но и другие субъекты РФ: Ингушетия, Калмыкия (смотреть рис. 1, ист.: Зубаревич Н.В, 2018, МГУ).

Это, конечно, не должно нас успокаивать – мы, мол, не одни такие. Однако представленная карта демонстрирует о наличии этой проблемы во всей России, и даже в регионах с достаточно высоким уровнем социально-экономического развития. Значит – это системная проблема. Одним из факторов этой системной проблемы я считаю и методологические аспекты расчета показателей бедности. Ко всей России, с ее многообразием природно-климатических, социально-экономических, культурно-исторических, этнокультурных условий подходить с одной меркой, с одним аршином нельзя. Потому я поддерживаю позицию Главы республики Ш.В. Кара-оола, критикуемую автором вышеназванной статьи, в том, что необходима корректировка методики расчета показателей бедности. Кстати, к такому выводу приходит и федеральный центр, а некоторые регионы России, например, Дагестан, уже несколько лет активно работают над региональной статистикой.

В своей статье, Салчак В.Б. говорит следующее – цитата «Нарастающая бедность в Туве приобретает устойчивый и длительный характер. В 2007 году по данным официальной статистики за чертой бедности в нашей республике находились 109,2 тыс. человек, или 36 процентов от общей численности населения. А спустя 10 лет, в 2017 году число бедных составило уже 132,3 тыс. человек, или 41,5 процента от общей численности населения».

Извините перебью Вас. Пик бедности в Туве приходился на 2000 год – в период работы Валерия Балай-ооловича. Доля населения за чертой бедности в 1995 году составляла 72%. Я эти цифры хорошо помню. К 2000 она возросла и достигла 78%. Это 238 тысяч человек! Только вдумайтесь.
К 2012 удалось снизить до 28%. Это означает что жизнь улучшилась у 150 тысяч человек. А 2007 г. — это начало мирового финансового кризиса. Бедность начала расти во всем мире. Несмотря на кризис в Туве удалось повысить рождаемость, это привело к росту населения на 17 тысяч человек за 11 лет. А это и увеличение числа многодетных семей, которые в большинстве своем статистически подпадают в категорию малоимущих. Так же давайте не будем забывать, что развал экономики в 90-х годах, крайне болезненно отразился на качестве жизни населения. Республике до сих пор приходится упорным трудом преодолевать последствия этой экономической трагедии. В 94-м у нас было значительное снижение продолжительности жизни до 55 лет, против 62 с половиной в 90-м. В 95-м скачок смертности \u001e в 1,5 раза. Поэтому странно что уважаемый мною Валерий Балай-оолович не затрагивает этот период, словно выбрав удобный с точки зрения статистики отрезок времени.
Отсутствие политической воли сохранить в 90-е годы основы сельского хозяйства, и в первую очередь, животноводства, вызывает самые большие претензии к руководителям того периода, так как речь шла об основах жизни тувинского народа. За период 1990\u001e2000 гг. поголовье крупного рогатого скота снизилось чуть больше чем в 2 раза, мелкого рогатого скота – на 47%.
В 2009 г. удалось преодолеть миллионный рубеж поголовья мелкого скота в республике. Республика Тыва является лидером в Сибирском Федеральном округе по численности скота на душу населения. Мне кажется В.Б. очень удобно осуждать проблемы 2007 — 2017 года, смещая фокус с ошибок времен 2000, выбрасывая этот период из общего контекста.

Вы были депутатом Государственной Думы, как считаете, возможно ли искусственно занижать уровень бедности, снижая размер прожиточного минимума, как утверждают некоторые?

Конечно нет! Правила подсчета прожиточного минимума устанавливается постановлением Правительства РФ. Республика не может сама изменять эти правила. Прожиточный минимум (ПМ) – это стоимость потребительской корзины плюс расходы по обязательным платежам. На изменение прожиточного могут повлиять колебания цен на отдельные группы продуктов, товаров. Если, например, происходит снижение или повышение цен такие продукты, как мука, овощи, крупы, сахар, мясо, меняется и размер прожиточного минимума.
Я бы хотела отметить, что В.Б. лукавит, когда отмечает, что правительство Тувы «необоснованно снизило величину прожиточного минимума за 4-й квартал 2017 г. на 433 рубля по сравнению с 4-м кварталом 2016 г. Давайте посмотрим динамику величины прожиточного минимума (смотреть рис. 2).

Видите, величина ПМ колеблется, и в 4 кв. 2017 г. действительно была на минимуме. А дальше опять растет. Если бы власти Тувы могли манипулировать статданными, то они могли и далее снижать постановлениями этот показатель. Валерий Балай-оолович вырвал цифры из общего контекста и попытался «пнуть» нынешнюю власть. Это, по крайней мере, не очень корректно, если не сказать, что это сделано специально. Однако, для специалистов – это прямая подтасовка фактов.
В упомянутой статье приводят сравнение с Хакасией, и задают вопрос «почему зарплата работающего населения, в частности, работников образования и здравоохранения ниже, чем в Хакасии, где северных надбавок нет вообще?»

Во-первых, сравнивать только два региона не совсем корректно.
Опять обращаюсь к фактам, к статистике (рис. 3).

У 6 субъектов з/пл ниже, чем в среднем по СФО. Из этих 6 субъектов – Тува на 2-м месте по уровню з/пл после Республики Бурятия. Еще ниже у Республики Алтай, Алтайского края, Новосибирской и Омской областей.
Во-вторых, несмотря на то, что мы соседи, мы разные. Абакан – транспортный узел. Вот давайте, когда у нас будет такое количество авиарейсов, будет железная дорога, тогда будем пробовать провести параллели. Будет честно (улыбается). Что касается данных, тут еще нужно проверять. Насколько я знаю средняя зарплата работников образования и здравоохранения за 2018 год не на много, но выше чем в Хакасии. И вообще как-то неловко за его преднамеренную игру с цифрами. Ведь мы живем в век открытых данных и Интернета. Любую цифру можно проверить. Вот, говорит о повышении налогов. А ведь размер ставки налога на доходы физических лиц в 2018 году не менялся! Еще с момента вступления в силу части второй Налогового кодекса РФ в 2001 году в России действует фиксированная ставка НДФЛ в размере 13%.
Только слепой не видит, как настойчиво Глава республики Ш.В.Кара-оол продвигает проекты экономического развития Тувы, и весьма успешно. Видимо, чужие успехи сложно в эмоциональном плане воспринимать тем, у кого была уже возможность остаться в истории республики как эффективные руководители. Это мое мнение.
Вектор федерального центра сфокусирован на решении бедности во всей стране, не выделяя аутсайдеров. Об этом свидетельствует и послание Президента РФ Владимира Путина и майские указы.
Призыв президента к снижению уровня бедности в два раза к 2024 году – это есть постановка задачи для всей России, в том числе и для Тувы.

В рубриках: новости