Как растут кости черепа у младенца

Никто не знает точное количество костей в человеческом организме.
Ни один врач или даже академик не ответит со 100% уверенностью, сколько костей в человеческом организме. Дело в том, что при рождении младенец имеет около 300 мелких костей, что помогает ему легче пройти по родовым путям. Со временем кости младенца срастаются и укрупняются, однако некоторые люди имеют «лишние кости» — рёбра или 6-е пальцы.

Кости человека имеют цвет коричневой палитры.
Мы привыкли видеть скелеты-макеты или картинки в журналах и книгах, где кости человека изображаются совершенно белого цвета. На самом деле они не белые, а имеют коричневатый оттенок. Белый цвет кости достигается путём её вываривания или отбеливания.

Кость – самый прочный материал в теле человека.
Кости являются более прочным материалом по сравнению даже со сталью. Они превосходят сталь по прочности, но при этом весят намного меньше. Так, если бы скелет человека изготовить из стали, вес человека был бы в среднем около 250 кг.

Бедренная кость – самая длинная.
Как правило, бедренная кость составляет 1,4 от роста человека и может выдержать нагрузку до 1500 кг.

Бедренная кость может расти в ширину.
Действительно, самая длинная кость несёт большую нагрузку и с увеличением веса человека она увеличивает свою ширину, чтобы не поломаться под весом человека.

Слуховые косточки – самые маленькие, они единственные не изменяют свой размер и вес на протяжении всей жизни человека.

Самой прочной костью считают большеберцовую кость.
По сравнению с бедренной костью большеберцовая кость способна выдержать на сжатие 4 тыс. кг.

Самыми хрупкими и легко ломающимися костями являются рёбра.
Чаще всего повреждаются 5-8 пара рёбер, так как они не имеют соединительных костей.

Наиболее «костлявая» часть – кисть человека.
Большое количество мелких костей позволяет человеку играть на пианино и выполнять другие точные, виртуозные действия.

Подъязычная кость не связана с другими костями, а является автономной. Она располагается между щитовидным хрящом и подбородком, именно благодаря такому строению человек может говорить и жевать.

В интернет-магазине Сигма Мед можно купить гипсовые бинты, которые предназначаются для изготовления лонгет, циркулярных повязок. Гипсовые бинты облают свойством быстрого затвердевания при коротком погружении в воду. У нас можно купить обычные и стерильные гипсовые бинты.

Мы предлагаем широкий ассортимент гипсовых бинтов. Приобретайте товары у нас по выгодной цене. Мы заботимся о вашем здоровье!

10 апреля здесь на сайте мы рассказали историю полугодовалого Сени Беляева из Московской области («Титановый купол», подготовила Мария Стояновская). У мальчика врожденная деформация черепа – кости срослись преждевременно, из-за этого головной мозг не может правильно развиваться. Сене сделали операцию, но случился рецидив, кости черепа опять начали срастаться. Сейчас малышу нужна повторная операция в московской клинике: костям придадут правильную форму и зафиксируют титановыми пластинами. Операцию сделают за госсчет, но дорогие пластины родители Сени должны оплатить сами. Рады сообщить: вся необходимая сумма (582 725 руб.) собрана. Родители мальчика благодарят всех за помощь. Примите и нашу признательность, дорогие друзья.

Шестимесячного мальчика спасет реконструкция черепа

Сеня Беляев, 6 месяцев, врожденная деформация черепа, спасет операция, требуются титановые пластины. Собрано 970 040 руб. Госпитализация в мае–2023.

Сеня – наш четвертый сын. Сразу после его рождения я обратила внимание на необычную форму головы малыша – слишком выпуклый лоб и вытянутый затылок. Врач объяснила это тяжелыми затяжными родами, сказала, что через месяц все нормализуется. Месяц прошел, а лучше не стало.

Опасения подтвердились: у Сени выявили преждевременное сращение теменных костей. Сына экстренно прооперировали, кости разъединили, голова малыша округлилась. Но через два месяца, когда мы приехали на контрольное обследование, оказалось, что случился рецидив – кости опять срастаются. Сене срочно нужна повторная операция.

Я узнала о замечательном хирурге, который успешно лечит детей с такими дефектами, и отправила в клинику, где он работает, снимки и выписки. Сеню там уже ждут! Ему проведут операцию – придадут костям черепа правильную форму и зафиксируют титановыми пластинами.

Операцию сделают за госсчет, а пластины мы должны оплатить сами. У нас такой возможности нет. Мы с мужем – школьные учителя, я сейчас в декрете, старшему сыну всего 12 лет. Умоляю, помогите нам!

Юлия Беляева,
Московская область
Фото из архива семьи
Подготовила Мария Стояновская

Челюстно-лицевой хирург Морозовской детской городской клинической больницы Игорь Глязер (Москва): «У мальчика врожденная скафоцефалия – деформация черепа вследствие преждевременного сращения сагиттального шва, который разделяет голову в теменной области на две половины. Проведенное хирургическое лечение результата не дало – деформация сохраняется, имеются обширные дефекты костей черепа. Требуется повторная операция по реконструкции костей черепа, закрытию костных дефектов с использованием титановых пластин. Прогноз лечения благоприятный, форма головы выправится, и малыш будет нормально расти и развиваться».

Стоимость титановых пластин 582 725 руб.

Дорогие друзья! Если вы решили спасти Сеню Беляева, пусть вас не смущает цена спасения. Любое ваше пожертвование будет с благодарностью принято. Можно воспользоваться и нашей системой электронных платежей, сделав пожертвование с банковской карты или электронной наличностью, в том числе и из-за рубежа. А владельцы айфонов и телефонов на платформе андроид могут отправить пожертвование через мобильное приложение.

28 октября здесь на сайте, в «Коммерсанте» и в эфире ГТРК «Белгород» мы рассказали историю годовалого Глеба Бондаря из Белгорода («Деформация», Елена Светлова). У мальчика деформация костей черепа – преждевременное закрытие лобного шва. Глебу требуется операция по реконструкции черепа с использованием специальных пластин, позволяющих провести лечение в один этап, ее проведут в Центре челюстно-лицевой хирургии (Москва). Но оплатить операцию родители мальчика не в состоянии. Рады сообщить: вся необходимая сумма (710 тыс. руб.) собрана. Валентин, папа Глеба, благодарит всех за помощь. Примите и нашу признательность, дорогие друзья.

Годовалому мальчику надо исправить форму головы

У мальчика модная стрижка: короткий ежик на затылке и длинные пряди на лбу. Волосы скрывают необычную форму головы – с первого взгляда и не поймешь, что с нею что-то не так. А в остальном мальчик ничем не уступает сверстникам: вовремя научился сидеть, в одиннадцать месяцев пошел, а сейчас уже вовсю бегает. Катает машинки, таскает по квартире кошку, играет в ладушки и начинает произносить первые слова.

Глеб совсем не боится врачей и никогда не плачет в поликлинике, даже кровь из пальца сдает без слез.

Хирург, который делал маленькой Елене операцию, сразу предупредил ее маму: «Имейте в виду, ваша дочь не сможет родить сама. Это опасно для нее и для ребенка!»

– И действительно, когда я ждала Глеба, планировалось кесарево сечение, – вспоминает Елена. – Но, когда меня привезли в роддом, врачи почему-то решили, что я могу рожать сама. Мне так и сказали: показаний для операции нет. Однако через десять часов выяснилось, что ребенок не сможет родиться самостоятельно: не пройдет через родовые пути. Дежурный врач, который делал экстренное кесарево сечение, кричал на все отделение: «Куда вы все смотрели?»

Когда на следующие сутки молодой маме принесли ребенка на кормление, она сразу заметила, что у мальчика на лбу гребешок – выпирающая полоска, похожая на шов. Но доктора сказали, что ничего страшного нет: ребенок будет расти и все пройдет. Елену заверили, что никаких отклонений у ее сына нет, и она успокоилась.

Глеб развивался соответственно возрасту. Но, когда мальчику исполнилось полгода, стало видно, что лоб заметно выпирает, а голова по форме напоминает яйцо.

– Мы тут же записались на консультацию к нейрохирургу Детской областной клинической больницы. Он и поставил Глебу диагноз «краниостеноз» – деформация костей черепа. Доктор объяснил, что необходима операция. Иначе ребенок начнет отставать в развитии, может даже ослепнуть и оглохнуть, – рассказывает Елена. – Но в Белгороде такие операции не делают. Пока мы связывались с московскими клиниками, пока ждали ответа, прошло много времени. Сейчас врачи говорят, что медлить больше нельзя.

Уже появились первые симптомы. С громким плачем Глеб стал просыпаться по ночам. На руках он быстро успокаивается, но потом родителей опять будит детский крик, такой безутешный, словно у малыша что-то очень болит.

– Раньше такого не было, – переживает Елена. – Глеб ведь очень спокойный ребенок. С тех пор как нам поставили диагноз, я места себе не нахожу. Сыну предстоит тяжелая операция, ему сделают трепанацию черепа, и я с ужасом думаю, как он все это перенесет. Каким я его увижу? Но другого выхода у нас нет.

Московские специалисты могут установить пластины, которые рассасываются сами, их извлекать не понадобится. Но за них надо заплатить огромную для семьи сумму.

Елена находится в декретном отпуске, Глебу никаких пособий не положено. Работает в семье только отец, получает скромную зарплату. Самим им не справиться.

Елена Светлова,
Белгородская область
Фото Надежды Храмовой

Дорогие друзья! Если вы решили спасти Глеба Бондаря, пусть вас не смущает цена спасения. Любое ваше пожертвование будет с благодарностью принято. Деньги можно перечислить в Русфонд или на банковский счет папы Глеба – Валентина Юрьевича Бондаря. Все необходимые реквизиты есть в Русфонде.

Можно воспользоваться и нашей системой электронных платежей, сделав пожертвование с банковской карты или электронной наличностью, в том числе и из-за рубежа. А владельцы айфонов и андроидов могут отправить пожертвование через мобильное приложение. Скачать его можно здесь.

автор: PD Dr. med. Gesche Tallen, Erstellt am 2017/08/29, редактор: Dr. Natalie Kharina-Welke, Переводчик: Dr. Natalie Kharina-Welke, Последнее изменение: 2017/08/30 https://kinderkrebsinfo.de/doi/e121036

Тело любого человека опирается на скелет. Можно сказать, что скелет даёт нашему телу опору изнутри. А сам скелет состоит более чем из 200 костей. Разные кости отличаются друг от друга в зависимости от того, где именно в организме они находятся и какую работу они должны выполнять.

Работа, которую выполняют наши кости, разнообразна:

  • В любом движении нашего организма участвуют кости. Вместе с мышцами, суставами и связками они дают нам возможность передвигаться.
  • Кости защищают наши внутренние органы. Под защитой костей черепа, например, находится головной мозг, а рёбра защищают сердце и лёгкие.
  • Кроме того красный костный мозг‎ – это источник клеток крови, в нём вырастают лейкоциты, эритроциты и тромбоциты. То есть костный мозг – это то место, которое отвечает за наше кроветворение.
  • У костей есть ещё одна важная функция. Они накапливают кальций‎ и фосфор‎ . И поэтому играют важную роль в обмене этих минеральных веществ организме человека.

Скелет взрослого человека более окостенелый. А у детей и подростков скелет состоит также из хрящевой ткани. Её количество зависит от возраста ребёнка. Большая часть взрослого костного скелета развилась из хрящей. Хрящи постепенно в процессе роста человека заменяются костями.

Замена хрящей на кости начинается уже во внутриутробном периоде развития ребёнка, то есть у эмбриона возрастом 6 недель. Этот процесс продолжается, пока человеку не исполнится 20 лет. Пока не произошло полное окостенение, клетки должны делиться много раз, чтобы наши кости росли в длину и в толщину. Поэтому на этом этапе появляется вероятность того, что может произойти какой-то сбой. Например, из клетки в клетку может передаться неправильная наследственная информация, или, наоборот, часть генетической информации может потеряться. В таком случае клетка‎ может злокачествеено измениться (то есть мутировать), и в результате появляется злокачественная опухоль кости, то есть рак кости.

Чтобы лучше понимать такую болезнь как остеосаркома, и почему её лечат именно так, как написано в протоколе, нужно иметь представление о том, что такое наши кости, из чего они состоят и как они работают. Именно для этого мы составили этот информационный блок. Он не претендует на абсолютную полноту. Но он достаточно просто объясняет основные знания современной медицины.

У Глеба Бондаря из Белгорода деформация черепа, которая возникла из-за преждевременного заращения лобного шва. Кости черепа сдавливают мозг, ему некуда расти. Увы, педиатры редко обращают внимание на эту патологию — и самое благоприятное время для реконструкции черепа зачастую оказывается упущенным.

Фото: Надежда Храмова, Коммерсантъ

У мальчика модная стрижка: короткий ежик на затылке и длинные пряди на лбу. Волосы скрывают необычную форму головы — с первого взгляда и не поймешь, что с нею что-то не так. А в остальном мальчик ничем не уступает сверстникам: вовремя научился сидеть, в 11 месяцев пошел, а сейчас уже вовсю бегает. Катает машинки, таскает по квартире кошку, играет в ладушки и начинает произносить первые слова.

Глеб совсем не боится врачей и никогда не плачет в поликлинике, даже кровь из пальца сдает без слез.

— Весь в меня, такой же терпеливый! — грустно говорит мама Елена.— Я родилась с врожденным вывихом тазобедренных суставов и в раннем детстве перенесла несколько операций. У меня смещены кости таза, одна нога чуть-чуть короче другой, я прихрамываю. Конечно, натерпелась, ноги очень болели. Но я не унывала никогда, главное — я хожу!

Хирург, который делал маленькой Елене операцию, сразу предупредил ее маму: «Имейте в виду, ваша дочь не сможет родить сама. Это опасно для нее и для ребенка!»

— И действительно, когда я ждала Глеба, планировалось кесарево сечение,— вспоминает Елена.— Но, когда меня привезли в роддом, врачи почему-то решили, что я могу рожать сама. Мне так и сказали: показаний для операции нет. Однако через десять часов выяснилось, что ребенок не сможет родиться самостоятельно: не пройдет через родовые пути. Дежурный врач, который делал экстренное кесарево сечение, кричал на все отделение: «Куда вы все смотрели?»

Когда на следующие сутки молодой маме принесли ребенка на кормление, она сразу заметила, что у мальчика на лбу гребешок — выпирающая полоска, похожая на шов. Но доктора сказали, что ничего страшного нет: ребенок будет расти и все пройдет. Елену заверили, что никаких отклонений у ее сына нет, и она успокоилась.

Глеб развивался соответственно возрасту. Но, когда мальчику исполнилось полгода, стало видно, что лоб заметно выпирает, а голова по форме напоминает яйцо.

На плановых осмотрах в детской поликлинике мать в тревоге задавала вопросы врачам, но в ответ слышала безмятежный прогноз: все нормализуется. Но однажды, когда Елена с сыном сидели в очереди к педиатру, к ней подошел отец другого ребенка. Внимательно посмотрел на Глеба и сказал: «У вас такой же случай, как у нас! Моему сыну уже сделали операцию. Пойдите к нейрохирургу, вам все объяснят».

— Мы тут же записались на консультацию к нейрохирургу Детской областной клинической больницы. Он и поставил Глебу диагноз «краниостеноз» — деформация костей черепа. Доктор объяснил, что необходима операция. Иначе ребенок начнет отставать в развитии, может даже ослепнуть и оглохнуть,— рассказывает Елена.— Но в Белгороде такие операции не делают. Пока мы связывались с московскими клиниками, пока ждали ответа, прошло много времени. Сейчас врачи говорят, что медлить больше нельзя.

Уже появились первые симптомы. С громким плачем Глеб стал просыпаться по ночам. На руках он быстро успокаивается, но потом родителей опять будит детский крик — такой безутешный, словно у малыша что-то очень болит.

— Раньше такого не было,— переживает Елена.— Глеб ведь очень спокойный ребенок. С тех пор как нам поставили диагноз, я места себе не нахожу. Сыну предстоит тяжелая операция, ему сделают трепанацию черепа, и я с ужасом думаю, как он все это перенесет. Каким я его увижу? Но другого выхода у нас нет.

В Центре челюстно-лицевой хирургии, где совместно со специалистами НИИ нейрохирургии имени академика Н. Н. Бурденко проводят операции по исправлению деформации черепа, Глеба уже ждут. Реконструкцию черепа делают с помощью специальных пластин. Госквотой покрывается установка титановых пластин. Однако проблема в том, что через год их надо извлекать, а это означает, что ребенку придется повторно перенести операцию, сопряженную с наркозом и кровопотерей.

Московские специалисты могут установить пластины, которые рассасываются сами, их извлекать не понадобится. Но за них надо заплатить огромную для семьи сумму.

Елена находится в декретном отпуске, Глебу никаких пособий не положено. Работает в семье только отец, получает скромную зарплату. Самим им не справиться.

Кристина и ее маленький сын пробыли в Федеральном центре нейрохирургии в Тюмени всего несколько дней. С момента проведения операции малышу – прошло чуть более суток, а Мирон, которому 4 с половиной месяца, уже бодро раскачивается в кресле-качалке.

«Когда Мирону было 3 недели я заметила, что его голова начинает расти. Мы получили направление в Федеральный центр нейрохирургии и нам сделали операцию», — рассказала Кристина Злыгостева из Тюмени.

Заболевание, которое диагностировали Мирону, называется краниосиностоз – преждевременное сращивание костей черепа, что может происходить еще до рождения ребенка, в результате — череп не может принять нормальную форму, необходимую для растущего мозга. По мнению врачей, чем раньше проводится операция при краниосиностозе, тем выше результат.

«Как правило, причины краниосиностоза – в генетическом нарушении, поэтому как-то предупредить развитие болезни невозможно. Но можно сделать операцию и дать черепу расти нормально. У детей до года мы используем эндоскопические технологии, — через небольшие разрезы на голове с помощью эндоскопа моделируется череп, но после 1 года требуется открытая, серьезная операция с реконструкцией черепа, кстати, именно в нашем центре впервые в России были использованы эндоскопические технологии», — комментирует Юрий Якимов, заведующий детским нейрохирургическим отделением ФЦН в Тюмени, к.м.н.

Чем младше ребенок, тем проще операция и меньше последствий для здоровья. Врачи настаивают, не нужно ждать появления неврологический последствий, а сразу обращаться к врачу при подозрении на возникшее заболевание.

В детское отделение центра малыши с таким диагнозом, как у Мирона, госпитализируются часто, приезжают со всей страны.

По международной статистике, преждевременное закрытие швов черепа, краниосиностоз, возникает примерно у одного из 1000 детей. В Федеральном центре нейрохирургии в Тюмени за период работы центра проведено порядка двух тысяч оперативных вмешательств пациентам с данным диагнозом. Источник информации: пресс-служба ФЦН

Ссылка на основную публикацию