Гипоталамический синдром пубертатного периода

Этиология и патогенез.Сущность заболевания определяется гормонально-обменными нарушениями, обусловленными функциональными расстройствами гипоталамо-гипофизарной системы в пубертатно-юношеском периоде. Непосредственную причину гипоталамического синдрома пубертатного периода обычно установить не удается. Определенную роль в развитии заболевания играют родовые травмы, хронические инфекции и интоксикации, частые ангины и другие инфекционные заболевания в детстве.

Гормонально-обменные нарушения и вегетативно-сосудистые расстройства при гипоталамическом синдроме пубертатного периода обусловлены в основном повышением секреции АКТГ и гормонов коры надпочечников, а также нарушением секреции гонадотропинов.

Клиническая картина. Больные, страдающие гипоталамическим синдромом пубертатного периода, предъявляют жалобы на головные боли, избыточную массу тела, жажду, иногда неутолимый голод, нарушение менструального цикла, утомляемость и др. Заболевание развивается в возрасте 12-15 лет, иногда позже (17-19 лет), чаще у лиц женского пола. Одна из особенностей данного синдрома – усиление роста в возрасте 11-13 лет. В этот период больные, особенно юноши, обгоняют в росте сверстников.

Трофические расстройства кожи, наблюдаемые при гиперкортицизме (тонкая, сухая, дряблая кожа) у данной группы больных отсутствуют – изредка наблюдается мраморность кожных покровов. Значительно чаще имеются узкие розовые или перламутровые полосы растяжения в области живота, бедер, плеч, ягодиц, грудной клетки (стрии при гиперкортицизме имеют багрово-красный или фиолетовый цвет и ширина их может достигать несколько сантиметров).

Ожирение обычно равномерное, чаще с отложением жира на пояснице, в области лобка, ягодиц, молочных желез и плечевого пояса, вследствие чего шея выглядит короткой и толстой, плечи приподняты, лицо округлое. Однако матронизм и перераспределение жира, характерные для гиперкортицизма, отсутствуют.

Характерны лабильность артериального давления, транзиторная гипертензия, иногда принимающая стойкий характер.

При гипоталамическом синдроме пубертатного периода чаще у девушек наблюдается преждевременное формирование вторичных половых признаков. У мальчиков лицо женоподобное, рост волос на лице начинается поздно и остается скудным даже после периода полового созревания. Иногда выявляется гинекомастия. Однако рост волос в подмышечных впадинах и на лобке такой же, как у здоровых юношей. Размеры яичек, мошонки и полового члена соответствуют возрасту и к 15 годам достигают полного развития.

У большинства больных выявляются нервно-психические нарушения: раздражительность, плаксивость, повышенная утомляемость, головные боли, подавленное настроение, депрессивные состояния. Иногда больные отказываются от посещения школы, предпочитают проводить время в одиночестве.

Диагноз и дифференциальный диагноз. Клиническая картина заболевания достаточно характерна. На рентгенограмме черепа размеры турецкого седла не изменены, в ряде случаев обнаруживаются признаки внутричерепной гипертензии.

На глазном дне могут выявляться незначительно выраженные изменения в виде ангиопатии сетчатки (при артериальной гипертензии).

Секреция АКТГ умеренно повышается, но чаще выявляются нарушения суточной секреции АКТГ и глюкокортикоидов. Экскреция свободного кортизола с суточной мочой и уровень кортизола в крови умеренно повышен. Содержание СТГ в сыворотке крови в пределах нормы или повышено; уровень ФСГ в сыворотке крови также повышен.

Надпочечники нормальных размеров (по данным КТ, МРТ, УЗИ).

Дифференциальную диагностику проводят с гиперкортицизмом, ожирением, синдромом поликистозных яичников.

Лечение.Санация очагов хронической инфекции (тонзиллит, гайморит, отит и др.). Гипокалорийная диета с достаточным содержанием белка, витаминов, липотропных веществ и повышенная физическая нагрузка нормализуют массу тела, одновременно уменьшаются другие симптомы заболевания.

Для улучшения функциональной активности мозга назначают курсами церебролизин (20-40 инъекций на курс), аминалон (в течение 1-3 мес), кавинтон, циннаризин (1-3 мес). При наличии артериальной гипертензии показано применение антигипертензивных препаратов, мочегонных средств (диакарб предпочтителен при наличии признаков внутричерепной гипертензии).

Важным направлением лечения является преодоление инсулинорезистенотности, имеющей место у большинства пациентов, чему способствуют умеренная гипокалорийная диета, ограничение употребления насыщенных жиров животного происхождения, увеличение физической активности. При отсутствии должного эффекта у лиц юношеского возраста возможно рассмотрение вопроса о назначении препаратов группы тиазолидиндионов (Актос, Авандиа), метформина (Глюкофаж, Сиофор).

В отдельных случаях у лиц юношеского возраста при наличии ожирения IIb–IIIстепени возможно назначение анорексигенных препаратов (сибутрамин).

Прогноз. У пациентов, которым удается снизить массу тела, нормализуется уровень артериального давления, полосы растяжения становятся белесого цвета, у девушек восстанавливается нарушенный менструальный цикл. Если снижение массы тела достичь не удается, и более того, ожирение прогрессирует, данное заболевание может привести к развитию артериальной гипертензии, сахарного диабета, экзогенно-конституционального ожирения, а в наиболее тяжелых случаях – гипоталамического нейроэндокринного синдрома.

Актуальность. Ожирение с розовыми стриями (синонимы «синдром Симпсона–Пейджа», «гипоталамический синдром пубертатного периода») относится к вторичному ожирению и является одним из наиболее часто встречающихся эндокринно-обменных заболеваний у подростков и лиц молодого возраста [1]. Для гипоталамического синдрома пубертатного периода характерны гормонально-обменные нарушения, обусловленные повышением секреции адренокортикотропного гормона и гормонов коры надпочечников, нарушением секреции гонадотропинов [2].

Еще несколько десятилетий назад ожирение в детском возрасте встречалось относительно редко [3, 4]. В течение многих лет доказательства четкой связи между наличием ожирения в детском возрасте и массой тела у взрослого человека отсутствовали [5]. Однако недавние исследования позволяют предполагать, что дети с ожирением, вероятнее всего, сохранят его и во взрослом возрасте [6]. Существуют доказательства того, что ожирение в детстве увеличивает риск развития метаболического синдрома во взрослой жизни [7]. Возможно, своевременно не скорректированный в раннем детстве избыток веса впоследствии является «генератором» инсулинорезистентности в подростковом и юношеском возрасте [8]. Однако наиболее ранние клинико-лабораторные маркеры инсулинорезистентности в детском возрасте до сих пор дискутируются, поскольку метаболический синдром как клиническая проблема педиатрии стал рассматриваться совсем недавно. Подобная ситуация обусловливает необходимость накопления данных о чувствительности к инсулину при ожирении в различные периоды взросления организма. Недостаточно изучены зависимость гормональных нарушений от степени ожирения и то, в каких случаях гипоталамический синдром пубертатного периода является дебютом метаболического синдрома.

Цель исследования — изучить особенности гормонального и метаболического статуса у юношей призывного возраста в зависимости от причины развития ожирения (конституционально-экзогенное ожирение и ожирение, ассоциированное с гипоталамическим синдромом).

Материал и методы исследования. Обследованы 100 лиц мужского пола в возрасте от 18 лет до 21 года (средний возраст 20,5±2,2 года), поступивших по направлению райвоенкоматов в эндокринологическое отделение Санкт-Петербургского городского бюджетного учреждения здравоохранения «Городская Мариинская больница». Обследованные пациенты находились на стадии позднего пубертата согласно шкале Таннера (V стадия). Диагноз гипоталамического синдрома верифицировался на основании результатов комплексного клинико-инструментального обследования. Всем пациентам определялись индекс массы тела (ИМТ) по формуле Кетле и объем талии. В нашем исследовании юношей с ожирением 1-й степени и с избыточным весом не встречалось.

Исследовались уровни кортизола, общего тестостерона и пролактина (анализатор Bochringer Mannheim Immunodiagnotics ES 300, Германия). Лабораторные исследования проводились в утренние часы натощак. Кортизол исследовался дважды – утром натощак в 7.00 и вечером в 21.00. Концентрацию инсулина определяли натощак радиоиммунным методом. Исследовали показатели липидного спектра крови.

Вычислялся индекс анаболизма (ИА) по формуле Костиной Л.В. и соавт. (1999) [9]:

В норме индекс анаболизма составляет более 3%, он характеризует соотношение андрогенной активности к анаболической активности в организме.

Все юноши были разделены на 2 группы: I группа — 33 юноши с конституционально-экзогенным ожирением (средний возраст 21,44±1,87 года); II группа — 67 юношей с ожирением, ассоциированным с гипоталамическим синдромом (средний возраст 20,06±2,49 года).

Количественные переменные представлены в виде среднего арифметического значения ± стандартного отклонения (М±σ). Категориальные переменные представлены в виде долей в процентах. Проверка гипотез о равенстве двух средних для параметрических данных производилась с помощью t-критерия Стьюдента. Статистически значимыми считали различия при р 0,05

Соотношение объем талии/объем бедер

0,05). Таким образом, юноши II группы в отличие от юношей I группы имели более выраженную степень абдоминального ожирения. Выявлена корреляционная связь объема талии с уровнем инсулина (r=0,51; р 0,05

Гипоталамический синдром пубертатного периода (ГСПП) или ожирение с розовыми стриями является нейроэндокринным синдромом возрастной перестройки организма с дисфункцией гипоталамуса, гипофиза и других эндокринных желез (8). Этот синдром часто встречается у детей и подростков, особенно у юношей (9). Для ГСПП характерны гормонально — обменные нарушения, обусловленные повышением секреции АКТГ и гормонов коры надпочечников, нарушением секреции гонадотропинов (1).

Однако недостаточно изучена зависимость гормональных нарушений от степени ожирения и в каких случаях ГСПП является дебютом метаболического синдрома. Решение этих вопросов имеет большое практическое значение при освидетельствовании призывников.

Цель исследования: изучить зависимость гормональных нарушений от степени ожирения у юношей призывного возраста с ГСПП.

Объект и методы исследования:
Обследовано 102 юноши призывного возраста (от 18 до 21 года) по направлению райвоенкоматов на эндокринологическое отделение Мариинской больницы. Диагноз ГСПП верифицирован на основании полного клинического обследования. Все юноши были разделены на 2 группы:
I — ожирение II ст., индекс массы тела 35-39,9 (20 чел),
II — ожирение III ст., индекс массы тела 40 и более (82 чел).
Контрольную группу составили 32 юноши такого же возраста, практически здоровые лица.

Исследовались уровни кортизола, тестостерона и пролактина на анализаторе BochringerMannheimImmunodiagnoticsES 300 (Германия). Вычислялся индекс анаболизма (ИА). ИА= тестостерон/ кортизол×100 (Костина Л.В. и соавт, 1999). В норме ИА составляет более 3%.

Проведена статистическая обработка полученных данных с применением компьютерной программы «Excel» пакета MicrosoftOffice. Достоверность различий между группами оценивали на основе расчета критериев tСтьюдента при доверительных интервалах 0,01- 0,05.

Полученные результаты.
Уровень кортизола у юношей со II и III степенью ожирения выше по сравнению с контрольной группой, однако достоверных различий между группами не получено (Р> 0,05). Средние показатели во всех группах находятся в диапазоне реферсных значений

Средние значения тестостерона достоверно ниже у юношей с ожирением, особенно с ожирением III степени, по сравнению с контрольной группой (P 0,05). Что же касается пролактина, то средние данные у юношей с ожирением превышают показатели контрольной группы (P 0,05). Средние показатели пролактина во всех группах обследованных не выходят за пределы реферсных значений.

Изучена частота высоких значений кортизола и его суточный ритм, высоких значений пролактина и низких значений тестостерона и ИА у юношей с ожирением II и III степени. На рисунке 1 представлена частота высоких значений кортизола более 500 нМоль/л утром и более 300 нМоль/л вечером и частота более высоких значений кортизола вечером по сравнению с утром. Как видно из рисунка, у юношей с III степенью ожирения по сравнению со II степенью чаще определяются высокие значения кортизола утром и вечером и чаще имеет место нарушения суточного ритма кортизола.

Рис.1. Частота высоких значений кортизола более 500 нМоль/л утром и более 300 нМоль/л вечером и частота нарушений суточного ритма (y

Hypothalamic syndrome of sexual ripening period, L.F. Mozheiko

Гипоталамический синдром периода полового созревания (ГСППC) — сложная эндокринная патология подросткового возраста, характеризующаяся функциональными нарушениями в гипоталамо-гипофизарно-надпочечниково-яичниковой системе [2]. Этот синдром обычно возникает у девочек спустя 1—3 года после менархе. Предрасполагающими факторами являются психоэмоциональные травмы, хронические очаги инфекций, частые вирусные заболевания, перенесенные оперативные вмешательства, чрезмерные умственные нагрузки [1, 4].

Нами обследовано 38 девочек в возрасте 12—17 лет. Подростки основной группы распределены на две возрастные подгруппы: в I вошли 27 девочек в возрасте 12—14 лет (пубертатный период), во II — 11 девочек 15—17 лет (подростковый период). Контрольную группу составили 12 здоровых девочек того же возраста.

Возраст менархе у подростков основной группы составил 12,01±0,8 года, контрольной группы — 12,58±0,7 года.

К наиболее частым клиническим признакам гипоталамического синдрома относятся вегетативная симптоматика (головная боль и головокружение, более выраженные утром, при наклоне туловища; слабость, раздражительность, тошнота, иногда рвота, умеренная артериальная гипертензия), избыточная масса тела, стрии на различных участках тела (передняя брюшная стенка, молочные железы, бедра), гипертрихоз, акне на лице и теле.

У девочек с ГСППС в пубертатном периоде выявлено более раннее по сравнению со здоровыми подростками физическое и половое развитие, что проявлялось увеличением длины (Р

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector